chasogor

Поезд на восток, октябрь 19

Эта дорога была долгой, как никогда – четыре дня и пять ночей ехала я через всю страну, и радовалась, что не на самый Дальний Восток, а всего-то в Восточную Сибирь – середину земли. Пейзажи за окном уже не так радовали, как месяц назад, прошла пора золотой осени. Теперь я реже доставала камеру, но по-прежнему любовалась большими реками и красивыми вокзалами.

***

Несколько фоток с питерского вокзала.

1. Нововведение, призванное ограничить число бомжей и попрошаек на платформах: сначала покупаешь карту в кассе, проходишь по ней через турникет, встречаешь-провожаешь, или просто снимаешь видео на платформе, как я. Возвращаешься в кассу. сдаёшь карту и получаешь назад свои денежки.

карта
карта

2. На вокзалах установлены бачки для мусора. Догадайтесь, куда после них пойдёт мусор, заботливо рассортированный пассажирами.

мусорные баки
мусорные баки

3. А кто знает, почему питерское метро обозначается вот такими пузатыми буквами «М»?

метро
метро

***

Попутчиков сменилось человек семь, одна женщина ехала из Украины, вторая села на Урале, остальные были кратковременно. С этими иркутянками только в последний день разговорились, видно, им тоже наскучила дорога и одни и те же переговоры по телефону с родственниками. Оказалось, что обе – дачницы, любят сажать томаты. Одна с интернетом не дружит, другая в момент находит в гугле сорт, о котором зашла речь.

«Вот давно бы так – о помидорах надо было с первого дня говорить, а то всё о политике да о мусорных проблемах!»

Обсудили даже своего губернатора и всех своих мэров.

«А как вы узнаете, что сделано в городе за последний месяц? Ваш мэр отчитывается о своей работе?» — «Да мне не надо читать его отчёты, я по улицам пройду и увижу, что сделано».

Иркутянки мне не поверили…

***

18 октября, пятница, 4 часа ночи. Мой поезд прибыл на мою станцию, в город Черемхово. Но это ещё не конец пути, в шесть тридцать будет мой автобус до Свирска. В пять открылось вокзальное кафе, я была первым посетителем. На двери заметила объявление: «С едой и своим кофе не входить!», ого, неужели есть такие наглецы, что прутся в кафе со своей едой? Ведь это же нигде не принято. Вспомнились правила в кафе псковской гостиницы: «у нас не принято», «у нас не предусмотрено».

Буфетчица меня не замечала, а я продолжала изучать таблички. Вот эта – «Не курить» - ещё с советских времён. Последнее обновление – «Телефоны не заряжаем, сумки не храним». Помню, где-то на Рязанщине было «кипятком не торгуем, чужую еду не разогреваем». И вообще, отстаньте вы все! Родная провинция, чё.

Спросила у буфетчицы кофе, она никак не отреагировала. Не отрываясь от своих журналов, молча налила кипяток в чашку, так же не глядя бухнула в неё какой-то бурды. Я (возмущённо): а почему вы не спросили меня, какой мне нужен кофе? Она (равнодушно): а почему вы не сказали, какой? Я: откуда ж я знаю, какой у вас есть? На стойке ничего нет, не видно красочного меню на большой доске.

Пришлось отдать 20 рублей за сладкую бурду из искусственных порошков. Не взбодрила. Пошла опять на второй этаж досматривать утреннюю чушь по ТВ.

6.30. Момент счастья настал, когда к остановке подкатил свирский автобус. Я на финишной прямой! На юг, на юг! Небо светлело на юго-востоке, на облака легли алые блики от ещё не взошедшего Солнца. Красиво встретил меня мой город!

над Ангарой заря занимается
над Ангарой заря занимается

Но это ещё не всё. Как только въехали на улицу Ленина, я увидела новый магазин «Хлеб-Соль»: меня встречают хлебом-солью!

к моему приезду
к моему приезду

Дальше заметила свежеокрашенный фасад дома номер 1 – весёленькая расцветка!

7.20. У центрального парка я вышла из автобуса, и поспешила сделать кадры утренней зари над Ангарой. Я ещё приду к ней пообщаться подольше, а сейчас примечаю очередные сюрпризы в моём квартале.

Асфальт проложили почти к моему дому! Теперь буду ходить по ровной дорожке в торговый центр.

новая дорожка
новая дорожка

Вот так, дорогие попутчицы, мне даже не понадобилось ходить по городу специально, выискивая новшества, достаточно было въехать в город, чтобы получить массу приятных эмоций.

Пятая приятность была на лестничной площадке: стену, исписанную брутальной молодёжью, и окно, испорченное курильщиками, наконец-то отретушировали, то есть замазали шпатлёвкой. Я давно хотела это сделать, но меня кто-то опередил. Теперь я могу покрасить этот угол, чтобы жильцы знали: стены в подъезде не бесхозные.

***

Я дома, дома!

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded